After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Сергей Кузнецов, 16 April 2020 Политика
Много уже этой дорожкой хаживало
Написать автору

 

Министром здравоохранения нашей области назначен пришелец из Подмосковья по имени Виктор Мишарин, второй после Павла Дегтяря специалист по психиатрии на этой должности.

Виктор Мишарин, напомним (поскольку «СК» об этом уже писал не очень давно), до Ульяновска работал главврачом психоневрологического интерната, находящегося в поселке Луговой Дмитровского района Московской области. Он - четвертый в новейшей истории министр здравоохранения Ульяновской области из иногородних. До него это были Владимир Петров, Александр Некляев и упомянутый выше Павел Дегтярь. Петров - из Волгограда, Некляев - тоже, а Дегтярь - из Пензы. Появление Александра Некляева на посту главы ульяновского  минздрава больших вопросов не вызывало, поскольку он и до этого работал в здравоохранении нашей области, в частности, главврачом Кузоватовской районной больницы. А вот инициаторы и мотивы назначения к нам Патрова и Дегтяря - как были тайной за семью печатями, так и остались.

То же относится пока и к Виктору Мишарину. Непонятно, кто из наших смог найти его в каком-то подмосковном поселке, где он присматривал за несколькими, вероятно, десятками несчастных душевнобольных. Работал, иначе говоря, не в минздраве Московской области, не в каком-то из его управлений или департаментов и даже не в районном звене здравоохранения, где мог бы заниматься или хотя бы наблюдать, как это все организовано и функционирует, а в деревенской лечебнице. В связи с этим кадровым решением на ум приходит только одно имя - Александра Костомарова, бывшего зампреда правительства Подмосковья, назначенного недавно на равнозначную должность у нас и ответственного за внутреннюю политику в регионе. Посмотрел, скажем, Костомаров, на ульяновскую действительность, на облправительство в целом и на отдельных министров, на администрацию губернатора, на ЗС и Городскую думу, на себя, наконец, в недалеком будущем и решил, что здесь нужен именно психиатр, иначе пиши пропало. И пригласил Мишарина, которого знал по работе в Московской области.

Но как честные люди мы должны предупредить нового министра, что он вступил на минное поле. С 2005 года он на этом посту девятый по счету. Перечислим всех его предшественников. Это - Татьяна Губарева, Федор Прокин, Владимир Петров, Александр Некляев, Валентина Караулова, Павел Дегтярь,  Рашид Абдуллов и Сергей Панченко. Плохая им досталась доля, немногие вернулись с поля целыми. Из всех лишь Губареву да Некляева пощадил меч правосудия. Татьяна Губарева тихо вернулась в областную многопрофильную детскую больницу, с должности главврача которой ее выманили в свое время в кресло министра, и теперь крестится, наверное, всякий раз, когда вспоминает министерский офис на улице Кузнецова. Столь же тихо, проработав министром всего пять месяцев, в сентябре 2010 года оставил этот пост и нашу область, вернувшись в Волгоград, Александр Некляев. Остальные подверглись артобстрелу.

Больше всех досталось  Федору Прокину, на которого повесили какие-то нарушения при покупке томографов для медучреждений и приговорили к восьми годам лишения свободы, часть из которых он отбыл в колонии. С томографами же подбирались и к сменившему Прокина Владимиру Петрову, но ему устроили, условно говоря, побег, оперативно переведя на какую-то должность в Димитровград. Там он и затерялся, и его местонахождение в данный момент неизвестно. Возможно, хватило ума отправиться вслед за земляком Александром Некляевым к себе домой, в Волгоград. К Валентине Карауловой возникали вопросы по госзакупкам - если не ошибаюсь, вспомогательных материалов для лечебных учреждений, и она, в конце концов, переехала в бывшее помещение нашей редакции на улице Гончарова, возглавив Центр общественного здоровья.

Преемник Карауловой Павел Дегтярь, как и его сменщик Рашид Абдуллов сейчас на скамье подсудимых и тоже по линии госзакупок медикаментов и материалов. Незадолго  до возбуждения этого дела Дегтярь, правда, с министерского кресла успел слезть, но дело, как выяснилось, касается эпизода, имевшего место в период, когда он был еще министром, и его посадили под домашний арест, как и Абдуллова. Судебный процесс над ними и другими фигурантами этой истории идет в Ленинском районном суде Ульяновска.

Падение Сергея Панченко до поста министра началось с критики работы Областного онкологического диспансера, где он был главврачом, и последовавшей за этим его отставки. Панченко остался в диспансере на должности то ли заместителя, то ли помощника нового главврача, работавшего до этого заместителем Панченко. А потом был вдруг назначен главой минздрава. Довольно скоро надзорные органы стали направлять в его адрес представления и предупреждения об ответственности за необеспечение, в частности, граждан льготными лекарствами. И я не исключаю, что Панченко пару недель назад пришел к губернатору Сергею Морозову, положил ему на стол заявление об уходе по собственному желанию и сказал: «Если не подпишете, я застрелюсь прямо у Вас в кабинете. Пистолет - вот». «Что Вы, что Вы, Сергей Викторович! - воскликнул Сергей Иванович. - Не надо. Что люди скажут!». И подписал. Ну вот, теперь Мишарин в курсе, пусть пока работает. Может, чего и получится, мягко говоря.

И для начала ему бы разобраться с руководством Областной клинической больницы, которое в ответ на публикацию сайта «Рупор73» о заразившемся коронавирусом работнике больницы, о закрытии по этой причине одного из отделений стационара, в котором до обнаружения COVID-19 он лечился, и о проблемах с установлением всех его контактов, через которые могла быть передана инфекция, впало в истерику и начало грозить местным СМИ правоохранительными органами. При этом изложило ситуацию само, только другими словами, подтвердив фактически информацию «Рупора73». А если бы не эта публикация сайта, скрыли бы факт о заболевшем? Но неведение населения о происходящем - худшее, что может быть в условиях эпидемии. Сокрытие же такой информации является уголовным преступлением и наказывается вплоть до лишения свободы.

Фото: ulpravda.ru

 

Написать автору

Отправить сообщение