After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Андрей Семенов, 13 February 2020 Политика
Травой заросший бугорок и День Победы над Германией
Написать автору

Минобороны через военные комиссариаты отказывает в установке памятников на могилах ветеранов Великой Отечественной войны.

Об одном из таких отказов в нашу редакцию сообщил ульяновец Александр Горбунов, проживающий в доме №138 по улице Федерации. Пишет Александр Иванович о своем отце Горбунове Иване Филипповиче, прошедшем войну от Волги до Берлина, имевшем награды за оборону Сталинграда, за освобождение Варшавы и взятие Берлина. Иван Филиппович был первым председателем колхоза в родном селе, а Александр Иванович - его последний, оставшийся в живых, сын - всего детей было девять. Александру Ивановичу - уже за 80, и он, решив было, пока жив, позаботиться о памяти своего отца, солдата Победы, обратился в Ленинский райвоенкомат с просьбой об установке на могиле ветерана памятника за счет Министерства обороны. Но и от райвоенкомата, и от облвоенкомата получил категорический отказ.

Комиссариаты сослались на закон, согласно которому памятники от государства положены только тем участникам войны, кто умер после 1990 года. Иван же Филиппович скончался в 1976 году, 14 лет не дотянув до льготной услуги. «Но зачем их разделили?» - спрашивает в своем письме в редакцию Александр Иванович  Горбунов. Он, кстати, обращался и на «прямую линию» президента России Владимира Путина. Знает, что все такие обращения из регионов собраны в специальные «зеленые папки» главы государства. Но то ли в «папку» по Ульяновской области просьба сына ветерана войны не попала, то ли под сукно ее положили уже у нас здесь. «Как я не хочу, чтобы, после ухода меня в мир иной, на могиле моего дорогого человека остался «травой заросший бугорок», - заканчивает Александр Иванович свое письмо в нашу редакцию.

Но не сделаешь, вероятно, большого пиара на памятнике его отцу. Не то что, к примеру, на многомиллиардном храме, спешно возводимом под эгидой главы Минобороны Сергея Шойгу в Подмосковье, который сейчас вовсю раскручивается в информпространстве. И интернет-сайт специальный для него завели, и фотографии всех участников войны собираются на стенах разместить, чтобы, видимо, подписчиков у сайта было много-много миллионов, и землю с могил ветеранов в храм привезти, и дожившим до наших дней по 75 тысяч рублей дать, и пятое, и десятое. Но интересно все-таки, кому пришла идея разделить участников на тех, кто доживет, и им по максимуму, и тех, кто не доживет, и им ничего, даже надгробного памятника. А ведь многих и доконали-то раньше времени как раз военные раны...

Написать автору

Отправить сообщение