After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.

Пытаются запугать «СК» и заодно нажиться?

Написать автору

Нервную и даже не вполне адекватную реакцию вызвала заметка «Эковандализм теряет берега» в «СК» за 25 октября 2019 года. В ответ в газету посыпались угрозы засудить, разорить, обвинить в экстремизме и терроризме.

Автором угроз в присланной к нам претензии стал некто Александр Зеркалов, житель дома №8 по улице Гончарова, старший по этому дому и известный как работник ООО «УК ЦЭТ». Речь в заметке, напомню, шла о повсеместном сносе деревьев в Ульяновске, который тревожит горожан. Зеркалов упомянут в части текста, посвященной лесоповалу во дворе 8-го дома. Начал он с опровержения факта своей работы в ЦЭТ, указав, что является инженером некоего юридического бюро. Правда, в домах, управляемых ЦЭТом, его знают как одного из руководителей этого ООО, и тут уж либо есть два Зеркалова, совершенно одинаковых  внешне, либо что-то еще.

Из заметки он вырывает фразы и переворачивает их смысл, как в предложении «Ухитрившись как-то стать старшим по дому, он развернул наступление на двор и тоже в интересах автомобильной «мафии». Председателем совета МКД, пишет Зеркалов, его избрало собрание, а 7.08.2019 г. избрало снова. А как еще-то можно стать старшим по дому или председателем совета МКД, если не решением собрания? Но у него в этом доме был сильный соперник, и победить его действительно надо было ухитриться. Впрочем, не все в этой истории столь гладко, как пытается нарисовать Зеркалов. Дом с ним судится, подозревая, в частности, что он скрыл часть бюллетеней, представляющих около тысячи квадратных метров площади, что повлияло на результаты голосования, и истцы просят суд признать итоги этого собрания недействительными, а также отменить последовавшие в дальнейшем из них решения по текущим вопросам, проведенные Зеркаловым.

Особо Зеркалов цепляется за слово «мафия» в заметке, подчеркивая, что факт формирования «автомобильной мафии» правоохранительными органами не установлен, как и факт его вхождения в нее. Больше того, Александр Иванович, понятия «мафия» в российском законодательстве вовсе не существует, тем более в кавычках. Это итальянский фольклор, примененный в данном случае в качестве метафорического обозначения группы лиц (автовладельцев), выступающих по отношению к другой группе лиц (пешеходам) с позиции силы - потому хотя бы, что в их руках находится предмет повышенной опасности (автомобиль), и пешеходы перед ними беззащитны. А о Вашем вхождении в эту группу в тексте нет ни слова - не наговаривайте на себя.

Целую машинописную страницу Александр Зеркалов посвятил упоминанию в нашей заметке металлического забора вокруг двора, ссылаясь опять же на решение собрания, согласно которому он был установлен. Притом что мы и не опровергали этого факта, заметив лишь, что организатором дела (в том числе и самого собрания) был Зеркалов. Наш оппонент расписывает, как забор там необходим - он защищает и стоматологическую поликлинику, «имеющую наркотические вещества в хирургических кабинетах» (а это-то откуда известно, и кого Вы об этом извещаете?), и повышает антитеррористическую безопасность, и предотвращает «вандальные действия против, прежде всего, общего имущества многоквартирного дома и, как следствие, личного автотранспорта жителей дома...».

«На территории двора, - грозно излагает Александр Иванович, - расположенного недалеко от администрации города Ульяновска, и на территории дома, расположенного в центре Ульяновска, парковались машины с номерами не ульяновского региона, с лицами кавказской национальности. То есть свободный доступ на территорию двора не обеспечивал безопасность не только жителей дома, но и административных зданий города Ульяновска». Приехали! А что, лица кавказской национальности, паркуясь в Ульяновске, потом таранят стены зданий, у которых встают, или взрывают их? Но Вы же клевещете, Александр Иванович, и вот это, а не заметка в «СК» смахивает на подлинный-то экстремизм и шовинизм, и разжигание национальной розни. Лица кавказской национальности, как Вы их пренебрежительно именуете, - такие же граждане России, и на всей ее территории имеют равные с Вашими права. В том числе и в плане свободы передвижения. И если этими заборами Вы решили выстраивать резервации, отгораживаясь именно от них, то Вы, по-моему, прямо нарушаете Конституцию Российской Федерации.

Но забор Зеркалова, видимо, задел как-то особенно сильно, и он в своей претензии все никак не может остановиться. В нашем тексте было сказано, что после установки забора «началось вымогательство  денег с жильцов за доступ во двор». Кто этим занимался, мы не говорим, хотя нам известна фамилия человека, требовавшего с владельцев помещений по пять тысяч рублей за электронный ключ от ворот. И они готовы подтвердить это в суде. Зеркалов утверждает, что забор и автоматика установлены на «добровольные взносы автовладельцев - собственников жилых помещений дома». И что ворота стоят открытыми (умалчивая при этом, что открытыми они стоят по предписанию надзорных органов), доступ жильцов во двор свободен и с собственников не взято ни копейки. Но Зеркалов лукавит. Работа автоматических ворот и калиток, домофонов, которые на них планируется установить, видеокамер будет оплачиваться домом, так что сохранность чьих-то личных машин и безопасность административных зданий города будет обеспечиваться за счет жильцов 8-го дома.

Со своим старшим по дому скандалы у жильцов идут уже несколько месяцев. Они предположили, что автовладельцы, возможно, просто приплачивают ему за его хлопоты, на что Зеркалов разразился в претензии тирадой об обвинениях его газетой в коррупции и махинациях с деньгами. Не заметив или сознательно проигнорировав тот факт, что речь в тексте идет о предположении, иначе говоря, о версии. Но выше сам же признается, что ограждение установлено на деньги, собранные с автовладельцев. Так почему же поощрение-то за хлопоты обязательно является махинацией? Или и с деньгами на монтаж забора так же? Походя Зеркалов набрасывается с чего-то и на Сергея Морозова, вопрошая: «Почему автор статьи не указывает на программу города по омоложению насаждений города Ульяновска по улицам Гончарова, Льва Толстого, Ленина? Там вырублены все деревья, которые были старше 50 лет! Или г-н Мельник согласен с программой города по омоложению насаждений города Ульяновска, которая проходит под эгидой губернатора области?». А при чем здесь Морозов-то и чем его программа плоха?

И наконец апогей. В заключении нашей заметки идут размышления о ненормальности ситуации этого агрессивного захвата жизненного пространства горожан. «И боюсь, - говорится в тексте, - население когда-нибудь перейдет к ответным действиям. Скажем, будет громить задушившие его автомобили. Или жечь...». Вот тут-то Зеркалов и обвинил газету в призывах к экстремизму и терроризму и их оправдании. Но его, вероятно, плохо консультируют знакомые ему юристы, над которыми он инженерит. Поломка техники и выведение ее из строя, о гипотетической возможности которых говорится в статье, это не экстремизм и не терроризм, а порча чужого имущества или вандализм, на худой конец, вещь для владельцев тоже малоприятная, но ни призывов к порче или вандализму, ни их оправдания в заметке нет. Есть же обеспокоенность вероятностью такого развития событий, и есть предупреждение и призыв к автовладельцам не доводить до открытой войны, помнить о существовании пешеходов, которыми являются периодически и они сами, и их семьи. Да и все люди - пешеходы.

С редакции Зеркалов требует 50 тысяч рублей, угрожая в противном случае судами, прокуратурой и оглаской в других СМИ, что, на мой взгляд, является с одной стороны глупостью, поскольку мы сами СМИ и выше все уже огласили, а с другой - откровенным шантажом. В общем, уголовно наказуемым деянием. 

 

Написать автору

Отправить сообщение