After falling in replica handbags love with Beatrice,gucci replica handbag Pierre immediately worked hard. In 2009, after dropping out of college, he took over a hermes replica handbags construction company founded handbag replica by his father and became a replica handbags major shareholder. Later he became the vice president of the Monaco Yacht Club. Personally, it has reached 50 million US dollars.
Юрий Кашинский, 3 October 2019 Политика
Судьи припечатали королеву и премьера
Написать автору

 

Английское правосудие продемонстрировало миру, что такое торжество закона, отменив совместное решение главы государства Елизаветы II и председателя правительства Бориса Джонсона, попытавшихся на время устранить парламент страны.

Великобританию лихорадит с референдума 2016 года о выходе из состава Евросоюза, на котором две из четырех частей Соединенного королевства, Англия и Уэльс, проголосовали за выход, а Шотландия  и Северная Ирландия  - против. В абсолютных цифрах за уход из ЕС проголосовало больше, и хотя их было меньше, чем 50 процентов +1 голос от количества всех избирателей страны, посчитали, что референдум высказался за выход. Явление получило сокращенное название Brexit (British exit - британский выход), в русскоязычной транскрипции - «брекзит». На нем с поста слетели уже два премьера: Девид Кемерон, который и инициировал референдум, и Тереза Мэй, за три года так и не сумевшая брекзит осуществить. Ей на смену пришел экс-мэр Лондона Борис Джонсон. И если Кемерон и Мэй выступали на референдуме за сохранение членства в ЕС, то Джонсон рьяно агитировал за выход из него.

В общем, каша еще та. Став премьером, Джонсон поклялся, что до 31 октября текущего года королевство покинет Евросоюз, даже если с Европой не удастся достигнуть никакого письменного Соглашения об этом. В ответ Шотландия пригрозила выйти из состава Великобритании, так как хочет остаться в ЕС. Выход обещает взорвать и ирландский вопрос, поскольку государство Ирландия - член Евросоюза, и у нее открытая граница с английской Северной Ирландией, которую Джонсон собирается из него вывести. Но ирландцы - с обеих сторон, и закрытая граница между ними их не устраивает. Британский парламент настаивает, что шотландский и североирландский вопросы должны быть урегулированы до выхода из ЕС, и выступает против брекзита без Соглашения.

И тогда Джонсон пошел на следующую уловку. Сославшись на необходимость работы правительства над программой действий, которая будет изложена в тронной речи Ее Величества при открытии очередной сессии парламента, он попросил королеву издать указ о приостановке деятельности парламента на пять недель. Елизавета II такой указ издала. Парламентарии увидели в произошедшем стремление Джонсона убрать помеху в осуществлении им брекзита без Соглашения, то есть по жесткому варианту. Приступить к работе парламент должен был в конце октября, когда сделать ничего бы уже не успел. Премьера обвинили в перевороте и оспорили указ королевы в Верховном суде Великобритании. Допрашивать монарха  суд не имеет права, тем не менее он смог установить, что Джонсон королеве лгал, что приостановка работы парламента требуется ему для написания тронной речи, на которую уходит куда меньше времени, чем пять недель. Указ королевы в итоге был отменен, а на Джонсона была возложена обязанность вести с ЕС переговоры о Соглашении по брекзиту и просить Брюссель о его отсрочке.

Придурковатого Джонсона суд щелкнул по носу, указав ему на его место. Теперь премьер перед выбором: переть, как танк, до конца (он обещал лучше сдохнуть в грязной канаве, чем снова просить об отсрочке брекзита) или уходить в отставку. Решение Верховного суда Великобритании политолог и комментатор российских реалий Владимир Пастухов считает революционным. Суд должен был решить, вправе ли он отменять королевские решения, и если да, вправе ли судьи отменить конкретно это решение, пишет Пастухов и констатирует, что на оба вопроса суд ответил «да», дав понять Борису Джонсону, что политическое трюкачество должно иметь предел, за которым оно становится уже политическим подлогом. Пастухов сожалеет, что подобной принципиальности не хватило Конституционному суду России, перед которым премьер и президент несколько раз продемонстрировали чудеса эквилибристики, меняясь, по взаимной договоренности, местами. Владимир Пастухов цитирует в этой связи слова Ленина, сказавшего, что «по форме - законно, а по сути - издевательство».

Написать автору

Отправить сообщение